Без точки опоры. Но в одной лодке

Президент слаб. Страной управляют уполномоченные им дилетанты. Флаг борьбы с пандемией с земли подняли местные элиты и кураторы-олигархи. Удержит ли центр баланс власти? Выйдем ли мы из этого шторма прежними?

Летом 2019-го разгромные поездки Владимира Зеленского по регионам, когда вновь избранный президент по лекалам соседского коллеги-«бацьки» «строил местных феодалов», вознесли его рейтинг до небес. Люди поверили «Слуге народа» и смели старые коррупционные элиты с самого верха государственной пирамиды.

Однако уже весной 2020-го, когда партия власти взяла высокий старт, планируя осенью на местных выборах эффектно закончить процесс выметания «старых», местное самоуправление нанесло несостоявшемуся украинскому «батьке» ответный удар.

Ирония в том, что мэры крупных городов, среди которых достаточно одиозных и заслуживающих ротации персон, оказались лидерами в борьбе с разворачивающейся пандемией и кризисом. В то время как центральная власть, на ходу меняя правительство и министров, критично опаздывала с реакциями, местная — обивала пороги губернаторов, резала бюджет и перекидывала деньги на медицинские программы.

К ним же — мэрам крупных городов в итоге пришли и призванные президентом спасать Украину варяги-олигархи, быстро «закрывшие рты» и «надравшие уши» зеленым главам администраций. Гарант Конституции утерся и промолчал. Принеся еще одну жертву на алтарь им же и спровоцированного мощнейшего за всю историю независимой Украины менеджеро-интеллектуального кризиса.

Однако этот текст не о том, как утопить шестого президента Украины, а еще раз напомнить ему и себе, что мы все — в одной опасно накренившейся лодке. Надо собраться и найти ответ на ключевой вопрос: как перераспределить места и весла так, чтобы 38-миллионная страна не ушла на дно?

Искать ответ буквально в телефонном режиме помогали мэр Киева и глава Ассоциации городов Украины (АГУ) Виталий Кличко, мэр Львова Андрей Садовый, мэр Чернигова Владислав Атрошенко, мэр Тернополя Сергей Надал, мэр Днепра Борис Филатов и исполнительный директор АГУ Александр Слобожан.

Губернаторы и министры на корме, мэры — на веслах

В ходе децентрализации мэры украинских городов были подвергнуты определенному остракизму. Городам не нужно было погружаться в процесс объединения громад — они ими уже были. Поэтому сосредоточили свое внимание на балансе финансов и полномочий, которые должны были получить в результате реформы.

«С финансами — почти получилось. С полномочиями — не очень, — рассказывает от имени коллег по цеху мэр Днепра Борис Филатов. — Прежде всего нужно говорить о правах местного самоуправления. О передаче на места экологического контроля, возможности выбирать мировых судей, администрировать местные налоги и создать муниципальную полицию. Нужен муниципальный кодекс, где четко будут распределены полномочия местной и центральной власти».

Вот на этой самой фразе ораторское мастерство Филатова обычно начинает напрягать. Особенно ту часть общественности, которая понимает, что даже в самом демократичном муниципальном кодексе мира, списанном с Европейской хартии, для Украины может быть спрятана «смерть Кощея». В неправовом государстве (когда вместо справедливого суда — срощенный с криминалитетом спрут из чиновников, бизнеса, полиции, прокуратуры и СБУ) широкие полномочия местного самоуправления быстро превращаются в неограниченные права тех самых местных феодалов. Иногда включая право на нападения и убийства. Не говоря уже о коррупции. Если в неконтролируемые никем и ничем руки дать еще и собственную муниципальную полицию и налоги, то зайти можно слишком далеко.

Филатов небезосновательно парирует, что наша страна очень разная и нельзя стричь всех мэров под одну гребенку. Однако игнорировать данный факт нельзя. И медиа в последние годы его не игнорировали. Пиарщики же Зеленского кое-что читали. И если о коррупции в высших эшелонах власти их патрон заявлял со сцены президентских дебатов в лицо Порошенко, то путешествуя по городам и весям страны в рамках парламентской кампании, президент эффектно изобличал местные элиты. Одна беда, углубляться в деятельность местного самоуправления Зеленский и команда ОП не стали. Ограничились пиаром. Назначенного же куратором местного самоуправления человека по фамилии Трофимов мэры «в глаза никогда не видели».

Поэтому не стоит удивляться, что только 30 марта, на третьем по счету селекторе, куда помимо губернаторов и глав областных советов Зеленский таки пригласил мэров областных центров, главы ОГА с гордостью доложили президенту о том, что «наладили коммуникацию с местными властями во вверенных им регионах».

Ура! На десятый месяц пребывания у власти. На третий месяц реальной угрозы пандемии коронавирусной инфекции в мире. А до этого таких задач президент перед ними не ставил? Только после того как 21 марта мэры на эфире у Шустера устроили демарш, заявив об отсутствии какой бы то ни было коммуникации с президентской вертикалью власти?

«Сбой был в том, что центральная власть вначале сделала ставку на губернаторов, — комментирует ситуацию исполнительный директор АГУ Александр Слобожан. — А те по объективным или субъективным причинам не чувствуют свои регионы. Часто воспринимают мэров, как конкурентов. Ведь с лета прошлого года народные депутаты только и говорят, что о полной перезагрузке местной власти, даже хотели сделать это досрочно. В ходе обсуждений проекта Конституции местное самоуправление обвиняли во всех смертных грехах и ретроллили месседж, что лишь «око государево» в регионах — префект — спасет страну. Как показала жизнь — нет».

Вероятно президент сам настолько уверовал в теорию мэрского центробежного заговора, что автоматически, еще до выборов, исключил мэров из системы принятия решений. Но также быстро почему-то включил туда олигархов, закрепив за ними целые регионы. Вот где-то здесь по тексту могут быть жидкие аплодисменты известного харьковчанина Александра Ярославского и владельца портов Андрея Ставницера, написавшего занимательный пост о том, как он «устал тащить за уши этого осла». Надо полагать — губернатора Одесской области.

Ярославский же вместе с уже популярным мэром-ютубером Геннадием Кернесом (их с Михаилом Добкиным эпический ролик давно внесен в анналы классики разговорного политического жанра) на этот раз порвали в клочья представления украинской интеллигенции о воспитанности и культуре. Но… дали повод жителям Харькова поверить, что их проблемами в момент надвигающейся эпидемии наконец-то кто-то займется. Наверное отсутствие публичной реакции Владимира Зеленского на унижение представителя его вертикали в области свидетельствует о сработавшем у президента инстинкте самосохранения и понимании, что выбивать табуретку, обеспеченную Ярославским, из-под ног полуторамиллионного Харькова и области в период пандемии вряд ли стоит.

Зеленскому с такими как Ярославский — не страшно. Потому что олигархи — это по-взрослому. А на взрослого можно всегда переложить ответственность. Взрослые Виктор и Елена Пинчук завезли в Украину первые аппараты ИВЛ. Взрослый Ахметов выделяет 300 миллионов гривен на борьбу с вирусом… Однако прочь иллюзии, Владимир Александрович! Большой бизнес может дать деньги, включить связи, но никогда не сможет подменить систему государственного управления. Как когда-то не смогли этого сделать и самоотверженные волонтеры.

И тут мы вообще оставляем в стороне вопрос: по какому принципу формировался пул бизнесменов, попавших на встречу с президентом? Каким образом там оказались одессит Леонид Климов, задолжавший восемь миллиардов гривен госбюджету, и Игорь Воронов?

Местные власти, понимая, насколько серьезные вызовы ставит перед ними пандемия, все-таки очень сдержанно восприняли кураторство олигархов. «Достаточно того, чтобы бизнес исправно платил налоги и помогал только в самых экстренных случаях. Лучше конкретным людям через свои собственные благотворительные фонды. Я в своей работе придерживаюсь именно этого принципа», — прокомментировал привлечение крупного бизнеса к кураторству над регионами мэр Чернигова Владислав Атрошенко.

«Мы не имеем ничего против посильного участия крупного бизнеса в ликвидации пандемии. Но не до такой же степени…» — эта фраза звучала лейтмотивом практически у всех мэров, с которыми мне удалось переговорить. Все они давно «битые» и, с одной стороны, прекрасно понимают, когда кто-то из кураторов действительно включился по полной и сегодня реально помогает стране. С другой, — знают и то, что процент, полагающийся спасателям за заботу, может вылезти из кризиса, как консультационный совет из Минска. При этом ведь никто не забыл, в чьем кармане лежал Донбасс до самого «Минска».

Должности в правительстве? Преференции для бизнеса? Места в партийных списках? Контроль территорий? Что еще могут потребовать от власти олигархи за свои услуги? Ах да, успокаивает одно: после того, как сторгуются, глава ОП Андрей Ермак обязательно проведет разъяснительный брифинг.

Где в этой истории Кабмин? «Центральная власть в постоянном процессе сильных пертурбаций, — говорит львовский городской голова Андрей Садовый. — Трудно налаживать коммуникацию с тем или иным министром, если его через неделю-две меняют. Местное самоуправление — это что-то очень близкое к людям, и тут ты понимаешь цену несвоевременного или неправильного решения буквально. Что-то не так — и к тебе в приемную приходят люди и заявляют о своих правах. Министры думают иногда очень глобальными категориями.

Я сейчас не даю плохих или хороших персональных характеристик. Я говорю об объективной стороне дела: когда человек только изучает свои полномочия, разбирается, по какому телефону куда звонить, теряется в незнакомых министерских коридорах, очень трудно от него ожидать решительных и адекватных действий».

Экс-министр здравоохранения Илья Емец уже во второй раз потерялся в министерских коридорах, да так, что «забыл» своевременно провести госзакупки медицинских препаратов и материалов. В том числе и для борьбы с COVID-19. Эпидемия и онкобольные, по мнению этого большого опытного человека, должны были подождать месяц, пока его протеже встанет у руля медзакупок. И это точно кейс покруче, чем недавний проступок жителя Сум, посмевшего войти в продуктовый магазин без маски. Суд над 50-летним пенсионером МВД состоялся уже на следующий день после того, как полицейский выписал ему протокол, а штраф в 17 тысяч гривен вместил три его пенсии. Суд над Емцем вряд ли состоится. Даже с поданным по факту нарушения заявлением в ГБР. «В чем сила, брат?»

Фантазии главы налогового комитета Даниила Гетманцева

В то время как местное самоуправление резало свои бюджеты и пробивалось с предложениями к президенту и премьеру, парламентский комитет во главе с маститым экономистом Даниилом Гетманцевым искал свои ответы на некогда поставленный его культовым тезкой риторический вопрос. И, знаете ли, нашел! Более того, параллельно с вхождением страны в пандемию «слуги народа» резонно задумались о том, с какой экономикой она из нее выйдет. Поэтому проголосованный 17 марта законопроект Гетманцева №533-IX внес изменения в Налоговый кодекс и убил сразу трех (!) зайцев. Жаль, что в буквальном смысле.

Во-первых, местные бюджеты. От того, что парламентарии на два месяца освободили от налогов на землю и недвижимость весь бизнес (в том числе крупный), местные бюджеты в марте совокупно потеряли 13% доходной части. Мэры рассказывают о казусе винницкого городского головы. Пока Сергей Моргунов, старательно перекраивая бюджет, нашел 50 миллионов гривен на собственный стабилизационный фонд и поддержку медиков, Гетманцев своим законом вырезал из бюджета Винницы ровно столько же.

«Я объяснял президенту на селекторе, что если Днепр выдержит такую новеллу (налог на землю у нас составляет 22%), то ваш родной Кривой Рог — нет, — добавляет Борис Филатов. — Потому что там земельный налог платят одни ГОКи. И их доля в городском бюджете — 87%. Президент возмутился, а Гетманцев — продавил закон».

Во-вторых,парламентариинанесли удар по обычным селянам. Агрохолдинги пролоббировали норму об освобождении от арендной платы за паи. Для многих людей, живущих в селе, это единственная статья дохода. Латифундисты не просто ограбили людей, но практически вынудили продавать паи (механизмы работают даже без рынка), чтобы получить хоть какие-то деньги.

В-третьих, бизнес. Весь бизнес освободили от налогов. И тот, который работает, и тот, который закрылся в условиях пандемии. Всего один пример. Карантин. Аптека в селе. Выезжать за пределы села запрещено. Цены на лекарства подняли в два раза. Поздравляем, вы освобождены от налогов! Эту ситуацию достаточно легко спроецировать на те же компании поставщиков, продуктовые сети, которые сегодня получают сверхприбыли и не платят налоги. Дельцы повышают цены, а государство освобождает их от налогов. Сюр.

«Органы местного самоуправления остались, можно сказать, с пандемией один на один, — прокомментировал ситуацию мэр столицы и по совместительству глава Ассоциации городов Украины Виталий Кличко. — Уже месяц все города, от маленьких до больших, ищут маски, тесты, средства защиты для врачей, деньги, спонсоров. (Киев завез в Украину первые тест-системы и обнародовал протокол лечения COVID-19, присланный медиками Уханя по запросу КГГА. — И.В.) Возможно, это следствие незаконченной медреформы, возможно, кадровых перестановок и несработанности системы государственного управления. Но факт остается фактом — на правительственном уровне участие в борьбе с эпидемией только началось. Важно, чтобы при принятии решений и правительство, и парламент слышали позицию местного самоуправления.

Ассоциация городов Украины сразу отреагировала на внесение изменений в Налоговый кодекс. Мы остались на своих позициях и предложили вместо полного освобождения бизнеса (и работающего, и неработающего) от уплаты налогов на землю и недвижимость ввести отсрочку соответствующих выплат для неработающего бизнеса на март-апрель. А также предоставить возможность местному самоуправлению самостоятельно принимать решения о пересмотре налоговых ставок по всем видам местных налогов и сборов для поддержки того бизнеса, который понес наибольшие потери. Но, приняв 30 марта закон №3275, парламент пошел на половинчатые меры. В частности, предоставил и работающим, и неработающим бизнесам отсрочку по уплате налогов на землю и недвижимость только на апрель. То есть март мы уже потеряли. При этом получили возможность принимать решения о пересмотре ставок только по единому налогу. И то в сторону уменьшения. По предварительным расчетам, в период пандемии местное самоуправление потеряет более 12 миллиардов гривен».

«В любых кризисных ситуациях центральная власть выбирает самый простой путь — урезание бюджетов местных громад, — поддержал мэра столицы городской голова Тернополя Сергей Надал. — На сегодняшний день местные бюджеты уже потратили 500 миллионов гривен на противодействие эпидемии. Государство выделило 100 миллионов.

Чтобы исправить ситуацию, нужно соблюдать Конституцию и Бюджетный кодекс, наказывая должностных лиц, которые принимают ошибочные решения. Например, согласно статье 142 Конституции «расходы органов местного самоуправления, возникшие в результате решений органов государственной власти, компенсируются государством». Если парламент принимает решение о каких-то льготах, то потери местного бюджета, связанные с этими льготами, должны покрыть из государственного бюджета. Если сейчас государство забирает налоговые поступления из местного бюджета «на борьбу с коронавирусом», то оно должно компенсировать эти потери. Потому что в итоге основное бремя расходов ложится на местные бюджеты. В том числе и надбавки к зарплатам медиков, о необходимости введения которых заявил премьер».

Здесь логична реплика самых бдительных наблюдателей за процессом о том, что, вполне возможно, не отдавая администрирование налогов на места, даже ценой предстоящих экономических потерь и поглощения сильными бизнесами слабых, Зеленский интуитивно блокирует стремительно начавшийся процесс усиления регионов и из последних сил удерживает баланс власти в центре. Подкрепляя его неприкосновенностью статей на содержание армии и силовиков.

«Однако президент и премьер полностью поддержали позицию и предложения Ассоциации городов, — уточнил Александр Слобожан. — Более того, на тот момент еще министр финансов Игорь Уманский сделал невозможное для сбалансирования бюджета. По состоянию на утро 27 марта рабочая группа народных депутатов всех профильных комитетов в полном объеме поддержала наши правки. Проблемы снова начались в налоговом комитете».

Но если даже гипотетически предположить, что это не президент, а как раз «мудрый» глава налогового комитета Гетманцев бдит интересы центра, то недавняя отставка министра финансов Игоря Уманского сводит на нет и эту версию. Глава налогового комитета, работая в тесной связке с главой ГНС Верлановым и главой ГТС Нефьодовым, бдит конечно. Но, похоже, совсем в другом месте. «В этот кризис можно не сокращать расходы — достаточно поставить вменяемых глав налоговой и таможни, работающих на страну, а не лоббирующих интересы большого бизнеса», — этот месседж экс-министра финансов ни для кого в правительстве не был секретом. Вчера сам Уманский дал на этот счет достаточно откровенное интервью, по сути обвинив нового премьера в укрывательстве коррупции. Похоже, за президента и здесь сделали выбор.

Несколько выводов о Лебеде, Раке и Щуке

Социологическая компания «Нью Имидж Маркетинг Групп» провела социологическое исследование, касающееся настроений общества в период пандемии и объявленного в стране карантина.

На онлайн-платформе были опрошены 1208 респондентов.

Согласно полученным данным, по мнению украинцев, наиболее эффективно и качественно выполняют свои функции по борьбе с пандемией президент страны (13,1%) и мэр города (8,9%).

Какая управленческая пропасть разверзлась между достаточно условными лидерами общественного мнения — президентом и мэрами — мы уже убедились. «Сказки на ночь» от президента все еще обеспечивают любовь его ядерного электората. Однако жалкие остатки 70-процентного рейтинга на фоне продолжающегося самопиара выглядят уж очень неубедительно. Особенно на фоне сокрушительного провала его кадровых парафий, где без отмашки Зеленского и мышь не проскочит.

Так, старания губернаторов позитивно оценили лишь 3,8% опрошенных. А парламента, еще несколько месяцев назад собирающегося силами монобольшинства в турборежиме свернуть горы в этой стране, — 3,6%. Очередной премьер-министр Денис Шмыгаль тоже звезд с неба не схватил — 4,9% поддержки.

Но, знаете, так бывает… особенно когда президент зовет главу целой ветви государственной власти — Дениска.

Очевидно, что народ большой бизнес традиционно и не всегда заслуженно недолюбливает, — благодарят олигархов за ИВЛы 5,6% наших граждан. Министра охраны здоровья — 5,2% (видимо за «честный» убийственный прогноз будущих жертв пандемии). А вот министр внутренних дел оказался аутсайдером — только 4,0% опрошенных одобряют занесенную над страной «жесткую руку» Арсена Борисовича.

…Итак, система государственного управления — разбалансирована.

Президент разрушил губернаторскую вертикаль, не поставив главам госадминистраций своевременные задачи по взаимодействию с местными органами власти на самом старте их назначений. Почему губернаторы об этом сами не догадались — вопрос уровня их компетенции и ответственности.

Президент не нашел качественной схемы работы правительства, продвигая дилетантов и конформистов на ключевые кризисные посты. Повальная некомпетентность стала триггером власти Владимира Зеленского.

Президент больше не управляет парламентом, им управляют лоббисты. Зеленскому не хватает политического веса и компетенций для проведения согласованных всеми ветвями власти политических решений, так необходимых в момент кризиса. Голоса других фракций президент меняет на уголовные дела. Как это, по сути, и произошло с Порошенко при голосовании ЕС и «Голоса» за хоть и выведенный за скобки прямого уничтожения фермерства, но все еще неоднозначный закон об обороте земли.

Слабый центр автоматически усиливает регионы. Что, с одной стороны, укрепляет и продолжает децентрализацию власти, с другой — в условиях неправового государства создает дополнительные риски феодализации страны. Сильное всегда откусит кусок у слабого. Но в разгар пандемии и экономического кризиса речь не о конкуренции и амбициях, а об умении правильно сбалансировать центральную власть, которая должна удержать страну в границах, и местную власть, которая сегодня проявляет активность и адекватность, но в будущем может создать проблемы для целостности.

Президент отказался от реформы правоохранительной системы. Он сохранил на посту главу МВД Арсена Авакова, провалившего реформу полиции, которая теперь не только коррупционна, но и непрофессиональна. Сместил с поста генпрокурора Руслана Рябошапку, начавшего реформу прокуратуры, включив опцию Ирины Венедиктовой, уже успевшей нанести сокрушительный удар по единственному успешному кейсу Генпрокуратуры Зеленского — расследованию дела об убийстве Екатерины Гандзюк. Виктор Трепак ушел в отставку, главный подозреваемый Мангер оперативно пакует совсем другие кейсы. Президент устранился от аморфности расплодившихся антикоррупционных органов, которые так никого и не посадили. В стране с одним из самых высоких в мире индексов восприятия коррупции Зеленский консервирует старую силовую вертикаль без честного суда и верховенства права.

Отсутствие адекватной реакции Зеленского на опубликованные видеозаписи, где якобы брат главы ОП Андрея Ермака торгует должностями, говорит только о том, что Зеленский окончательно заблудился в лабиринте. Он не чувствует силы удара, который нанес ему «его друг». Именно так гарант Конституции презентовал вчера на фракции главу ОП, цементируя привычное в украинском политикуме разделение на своих, которым все можно, и чужих, которые «аферисты».   

Президент, пришедший на Банковую с антиолигархическими лозунгами, делает ставку на олигархов и крупный бизнес, связывая себя обязательствами.

Очевидны минусы и риски незаконченности децентрализации. Местные выборы рискуют пройти в условиях разного статуса громад. Областной уровень проседает, высвечивая необходимость 2-го и 3-го этапов реформы. Однако прикасаться к Конституции и отдавать исполнительную власть областным радам во время войны и кабальных обязательств «Минска» нельзя ни при каких обстоятельствах. Тем более такими слабыми руками.

Пандемия и кризис усложняют ситуацию в разы и ускоряют развязку.

В кулуарах говорят о возможном уходе Зеленского в отставку уже летом или осенью. Среди возможных вариантов решения управленческого кризиса прогнозируют создание правительства/комитета народного спасения с привлечением тех, кто уже удерживал страну.

Честные дилетанты пригласят на помощь профессиональных коррупционеров и будет нам счастье? Однако никто на самом деле не знает, какими мы выйдем из этого шторма. Спасающимися? Или все-таки спасающими? Нашу общую лодку.

Общая лодка в условиях пандемии и экономического кризиса это не про схватить весла и грести изо всех сил самому, тем более если ты не умеешь. Это про единую площадку и единый штаб, где представлены все ветви власти. Где обязанности распределены в соответствии с профессиональным уровнем. Где идет диалог, принимаются и исполняются решения. Страну всегда представляет сборная. Ее качество. И замен больше нет. Но все еще есть возможность найти равновесие и плыть.

источник

2020-04-04T10:37:37+03:00 04.04.2020|Избранное, Персона|

Об авторе:

Оставить комментарий